Оставить отзыв
Юридические услуги в здравоохранении
КОНСУЛЬТАЦИЯ:ЗАЯВКА
+7 495 789 43 38
8 800 77 00 728
Обратный звонок
Войти
11 января 2023

Врача оправдали по ст. 238 УК РФ – как угроза тюрьмы витает над медиками

3139

Врача оправдали по ст. 238 УК РФ – как угроза тюрьмы витает над медиками

Пациент посчитал, что после ортодонтических услуг ему стало хуже, но компенсации морального вреда оказалось мало, и за дело взялись следственные органы. Как врачу удалось доказать свою невиновность, в которой не усомнились суды трех инстанций, – читайте в данном материале.

«Закон о трех колосках» в призме ст. 238 УК РФ

Врач – стоматолог-ортодонт обвинялась в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 238 Уголовного кодекса РФ (УК РФ) (оказание услуг, не отвечающих требованиям безопасности жизни или здоровья потребителей).

Статья 238 УК РФ включает в себя два вида составов преступления – формальный и материальный.

Часть 1 данной статьи описывает формальный состав преступления, т. е. такое деяние, которое является уголовно наказуемым, даже если реальный вред в результате его совершения не был причинен. Соответственно, само оказание услуг, не отвечающих требованиям безопасности, уже является преступлением независимо от того, пострадал ли в результате оказания таких услуг хоть один потребитель.

Однако исходя из п. 2 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 25.06.2019 №18 «О судебной практике по делам о преступлениях, предусмотренных статьей 238 Уголовного кодекса Российской Федерации» уголовная ответственность по ч. 1 ст. 238 УК РФ может наступить только при наличии реальной угрозы причинения тяжкого вреда здоровью или смерти человека, что ограничивает пределы вменения данного состава.

В свою очередь п. «в» ч. 2 ст. 238 УК РФ предусматривает материальный состав преступления, т. е. такое деяние, которое является уголовно наказуемым при условии наступления определенных последствий. Речь идет о все том же оказании услуг, не отвечающих требованиям безопасности, но уже повлекших причинение по неосторожности тяжкого вреда здоровью или смерть человека.

В ходе оказания ортодонтических услуг врач допустила ряд нарушений, а именно:

  1. на этапе диагностики и планирования лечения:
    • установление неполного диагноза;
    • определение неполного и неоптимального плана лечения;
    • на этапе лечения:
    • отсутствие подготовительных мероприятий по разгрузке височно-нижнечелюстного сустава (ВНЧС) до начала лечения;
    • позднее удаление одного из зубов (спустя 10 месяцев после начала лечения);
    • непроведение активного контроля за ношением тяг и их неправильная фиксация;
    • отсутствие клинико-рентгенологического контроля за состоянием мышц и ВНЧС.

По результатам судебно-медицинской экспертизы следственные органы установили, что данные нарушения в совокупности явно не отвечали требованиям безопасности жизни и здоровья пациента и создали реальную угрозу безопасности для ее жизни и здоровья. Такая угроза якобы выразилась в невозможности полноценно принимать и пережевывать пищу с последующей угрозой развития заболеваний желудочно-кишечного тракта.

В итоге сторона обвинения пришла к выводу, что врач действовала умышленно, осознавала общественную опасность и характер своих действий (т. е. понимала, что оказывает ортодонтические услуги, не соответствующие требованиям безопасности).

Не всякое нарушение уголовно наказуемо

Однако суд первой инстанции к позиции экспертов, следователя и прокурора подошел скептически, назначив повторную комиссионную судебно-медицинскую экспертизу, во многом предопределившую исход дела.

В результате повторной экспертизы было установлено, что в целом лечение потерпевшей соответствовало ее клинической ситуации. Вновь выявленные нарушения в действиях врача негативно не отразились на здоровье пациентки. Более того, по итогам лечения (причем незавершенного!) у пациентки наступили улучшения ее состояния здоровья, а отрицательная динамика объективно не нашла своего подтверждения.

  • несвоевременная диагностика дисфункции ВНЧС и отсутствие ее конкретизации;
  • неправильная последовательность этапов лечения;
  • отсутствие консультации ортопеда-гнатолога после выявления дисфункции ВНЧС.

Таким образом, суд указал на отсутствие причинно-следственной связи между нарушениями в действиях врача и ухудшением здоровья потерпевшей ввиду:

  1. отсутствия единого стандартизированного протокола лечения, клинических рекомендаций, стандартов медицинской помощи по комплексной патологии зубочелюстной системы, имевшей место у пациентки;
  2. отсутствия достоверных и объективных признаков ухудшения состояния здоровья пациентки на момент самостоятельного окончания ее лечения.

При этом суд отметил, что вследствие отсутствия единых документов по лечению патологии, установленной у потерпевшей (дисфункция ВНЧС), должен иметь место индивидуальный подход к каждому конкретному случаю на основании «общепризнанных медицинских данных». В целом, по мнению суда, несмотря на некоторые нарушения, данное требование было соблюдено подсудимым врачом.

Последствия же, о которых изначально заявляла потерпевшая (болевой синдром, ухудшение смыкания челюсти и пр.), суд оценил иначе, поскольку:

  1. пациентка сама раньше времени прекратила лечение, однако на момент его прекращения ничего из заявленных последствий не было;
  2. жалобы пациентки на состояние здоровья заявлялись в разных медучреждениях, были противоречивы и не соответствовали рентгенологической картине;
  3. во всех медучреждениях после преждевременного окончания лечения потерпевшей рекомендовалось прекратить бесконтрольное ношение ранее установленных брекетов, к чему она не прислушалась.

Обвинение в поисках недостатков не заметило всех достоинств

В результате суд пришел к выводу, что нарушения в действиях врача не могли повлечь реальную угрозу для жизни или здоровья потерпевшей. Данный вывод мотивирован следующим: исход оказания ортодонтических услуг является для потерпевшей благоприятным, поскольку на момент самовольного прекращения лечения ее состояние здоровья объективно улучшилось.

Не нашел суд и подтверждений того, что требования безопасности жизни и здоровья обвиняемая предъявляла умышленно.

Отметил суд и тот факт, что решение суда по гражданскому делу о взыскании с подсудимой компенсации морального вреда за некачественно оказанные медуслуги не является доказательством вины врача. По мнению суда, с которым нельзя не согласиться, такое решение не определяет реальную угрозу безопасности жизни или здоровью потерпевшей со стороны подсудимой с точки зрения уголовного законодательства.

В итоге Советский районный суд г. Казани вынес в отношении врача оправдательный приговор, который в дальнейшем «устоял» в апелляционной и кассационной инстанциях, полностью подтвердивших его законность и обоснованность.

Новая «народная» статья в среде врачей?

Как мы видим из данного материала, тенденция выражать свое недовольство действиями врача порой не ограничивается разбирательством по гражданскому делу, а переходит в уголовно-правовую плоскость, где врачу уже может грозить и лишение свободы, судимость со всеми вытекающими последствиями.

Часть 1 ст. 238 УК РФ из-за «простоты» своей конструкции, в которой для признания врача виновным не требуется причинение тяжкого вреда здоровью или смерти пациента, а достаточно лишь «реальной угрозы» такового, может стать очередной «народной» статьей, на которой следственные органы заработают немало «палочек» там, где преступлений нет и в помине.

Ранее мы уже обращали внимание наших читателей на опасности, которые в себе несет ст. 238 УК РФ для врачей – по данному вопросу рекомендуем также ознакомиться с материалом «Опасно для медиков, или Оказание небезопасных услуг по ст. 238 УК РФ (обзор практики)».

Для того чтобы не остаться один на один с уголовной системой, в которой едва ли не единственным спасательным кругом является адвокат, вы можете в любой момент обратиться к нам за юридической помощью. Подробнее об уголовно-правовой поддержке смотрите на интерактивном сайте «Факультета медицинского права».

telegram kormed