Оставить отзыв
Юридические услуги в здравоохранении
КОНСУЛЬТАЦИЯ:ЗАЯВКА
+7 495 789 43 38
8 800 77 00 728
Обратный звонок
Войти
21 ноября 2022

Малозначительность при грубом нарушении лицензионных требований – миф или реальность?

2323

Малозначительность при грубом нарушении лицензионных требований – миф или реальность?

Росздравнадзор установил ряд грубых нарушений клиникой лицензионных требований. Можно ли доказать в суде малозначительность таких нарушений, если сам законодатель уже охарактеризовал их как «грубые», что вызывает своеобразный оксюморон? Рассмотрим на примере целеустремленной клиники по искусственному оплодотворению. Она прошагала все судебные инстанции в поисках правды. О ее успехах и неуспехах в настоящем материале.

«Кто написал четыре миллиона доносов?»

Герой нашего материала – клиника, основной вид деятельности которой состоит в лечении бесплодия путем применения различных методов искусственного оплодотворения.

Неприятности у протагониста начались в конце весны 2021 года с «доноса» в Карельский орган Росздравнадзора от коллег по акушерско-гинекологическому цеху, а именно Республиканского перинатального центра.

Перинатальный центр в своем обращении обвинил медорганизацию в том, что при наблюдении по поводу беременности одной из пациенток (которая после этого, по всей видимости, обратилось за медпомощью к составителям жалобы) были допущены нарушения порядков оказания медицинской помощи по профилю «акушерство и гинекология», приведшие к тяжелым осложнениям ее здоровья.

Местный Росздравнадзор по поступившей информации оперативно провел внеплановую документарную проверку, по результатам которой клиника «насобирала» целый комплекс нарушений по ч. 4 ст. 14.1 КоАП РФ («Осуществление предпринимательской деятельности с грубым нарушением требований и условий, предусмотренных специальным разрешением (лицензией)»), а именно:

  • отсутствие медицинского образования и стажа работы по медицинской специальности у руководителя медорганизации;
  • отсутствие дополнительного профессионального образования по профилю «Эмбриология» у трех сотрудников в должности эмбриологов;
  • нарушение порядков оказания медицинской помощи по профилю «акушерство и гинекология» при оказании медицинских услуг упомянутой в обращении пациентке.
В связи с тем, что пациентка наблюдалась в клинике с октября 2020 года по март 2021 года, порядок оказания ей медицинской помощи до 1 января 2021 года регулировался приказом Минздрава от 01.11.2012 №572н, а с 1 января 2021 года – приказом Минздрава от 20.10.2020 №1130н, поэтому Росздравнадзор при проверке (в зависимости от момента оказания медуслуг) применял оба порядка.

Руководитель клиники без медобразования – сапожник без сапог?

Арбитражный суд Республики Карелия не нашел повода усомниться в правильности результатов проведенной проверки, «разбив» все аргументы представителей клиники.

Во-первых, суд не принял во внимание доводы о том, что с 1 сентября 2021 года вступает в силу новое Положение о лицензировании медицинской деятельности (утверждено постановлением Правительства РФ от 01.06.2021 №852), которое уже не предусматривает квалификационных требований к руководителям медорганизаций , поскольку:

  1. на момент рассмотрения дела (август 2021 года) данное положение еще не вступило в законную силу, поэтому не подлежит применению;
  2. новое положение все равно требует от клиник заключать трудовые договоры с работниками (включая руководителя), имеющими образование, предусмотренное квалификационными требованиями к медицинским и фармацевтическим работникам.
Вопрос о том, необходимо ли руководителю медорганизации при действующей редакции положения иметь высшее медицинское образование и врачебный опыт работы, по-прежнему актуален ввиду своей неоднозначности. Подробный анализ новых лицензионных требований к руководителям клиник и разбор судебной практики по данному вопросу смотрите в нашем материале «Врач или не врач – вот в чем вопрос: должен ли руководитель клиники иметь высшее медицинское образование».

Не был принят во внимание и довод клиники о том, что руководитель не являлся лицом, ответственным за осуществление медицинской деятельности , в силу чего из буквального толкования Положения о лицензировании не должен иметь высшего медобразования.

В этой части позиция суда практически не мотивирована, поскольку такая пагубная для медорганизаций практика устоялась в период действия предыдущего положения, в связи с чем судьи попросту предпочитали «не плевать против ветра».

Биолог ли я образованный или право быть эмбриологом имею?

Во-вторых, суд первой инстанции со скепсисом отнесся к использованной ответчиком лазейке из Единого квалификационного справочника должностей руководителей, специалистов и служащих (утвержден приказом Минздравсоцразвития РФ от 23.07.2010 №541н), позволившей объяснить отсутствие специального образования у трех сотрудников-эмбриологов.

Лазейка заключается в том, что в порядке исключения по рекомендации аттестационной комиссии на те или иные должности могут быть назначены и лица, не имеющие необходимого образования или стажа работы, если они при этом обладают достаточным практическим опытом и выполняют качественно и в полном объеме возложенные на них должностные обязанности.

Однако представленные ответчиком протоколы аттестационной комиссии по спорным сотрудникам суд не впечатлили, поскольку положения все того же Единого квалификационного справочника предписывают работодателю принимать меры по дальнейшей профессиональной подготовке лиц, которым аттестационная комиссия снисходительно позволила занять должность без специального образования.

Суд оценил даты вынесения аттестационной комиссией заключений по каждому работнику, но не увидел от клиники подтвержденной активности по обучению данных лиц на эмбриологов, в связи с чем доводы ответчика в этом вопросе к сведению не принял.

Беспорядок с применением порядков

В-третьих, арбитражный суд не внял возражениям ответчиков в части нарушения порядков оказания медицинской помощи. Представители клиники ссылались на неправомочность территориального органа Росздравнадзора устанавливать подобные нарушения, поскольку они, по мнению ответчика, могут быть определены сугубо в рамках гражданского судопроизводства по результатам судебно-медицинской экспертизы.

Суд первой инстанции в качестве опровержения данной позиции ограничился ссылкой на жалобу перинатального центра, в которой описывались допущенные нарушения порядков, а также на нормы
Типового положения о территориальном органе Росздравнадзора, которыми данный орган наделен полномочием по проведению проверок применения медицинскими организациями порядков оказания медицинской помощи.

В результате арбитражный суд посчитал доказанными все эпизоды нарушения клиникой лицензионных требований и установил их грубый характер вследствие наличия теоретической угрозы жизни и здоровью неограниченному кругу пациентов и фактической угрозы, реализовавшейся в отношении пациентки, указанной в жалобе республиканского перинатального центра.

Нарушения лицензионных требований квалифицируются как грубые, если влекут за собой последствия, указанные в ч. 10 ст. 19.2 Федерального закона от 04.05.2011 №99 «О лицензировании отдельных видов деятельности»:

  1. возникновение угрозы причинения вреда жизни, здоровью граждан, вреда животным, растениям, окружающей среде, объектам культурного наследия (памятникам истории и культуры) народов РФ, а также угрозы чрезвычайных ситуаций техногенного характера;
  2. человеческие жертвы или причинение тяжкого вреда здоровью граждан, причинение средней тяжести вреда здоровью двух и более граждан, причинение вреда животным, растениям, окружающей среде, объектам культурного наследия (памятникам истории и культуры) народов РФ, возникновение чрезвычайных ситуаций техногенного характера, нанесение ущерба правам, законным интересам граждан, обороне страны и безопасности государства.

Ввиду изложенного решение арбитражного суда было неумолимым – ответчика в лице клиники оштрафовали на 120 тыс. рублей.

Малозначительная грубость

Тринадцатый арбитражный апелляционный суд в свою очередь встал на сторону медорганизации и, констатируя нарушения лицензионных требований, тем не менее освободил ответчика от ответственности ввиду малозначительности деяния, ограничившись устным замечанием на основании ст. 2.9 КоАП РФ.

При квалификации правонарушения в качестве малозначительного судам необходимо исходить из оценки конкретных обстоятельств его совершения. Малозначительность правонарушения имеет место при отсутствии существенной угрозы охраняемым общественным отношениям (п. 18 постановления Пленума Высшего арбитражного суда РФ от 02.06.2004 №10 «О некоторых вопросах, возникших в судебной практике при рассмотрении дел об административных правонарушениях»).

Свою снисходительность суд мотивировал следующим образом:

  1. специальность «Эмбриолог» не является медицинской, ввиду этого сотрудники не взаимодействуют с пациентами и, как следствие, не могут причинить вред их жизни и здоровью;
  2. проверка соблюдения порядков оказания медпомощи (о чем и заявлял ответчик изначально) могла быть осуществлена лишь в рамках судебно-медицинской экспертизы в гражданском судопроизводстве, а сама проверка была проведена Карельским Росздравнадзором без привлечения профильных специалистов, поэтому выводы надзорного органа не образуют состава административного правонарушения;
  3. пациентке была успешно проведена манипуляция по переносу эмбрионов, логическим ее следствием стали благополучные роды, что свидетельствует об отсутствии негативных последствий для здоровья.
Учел суд и возраст пациентки (51 год), по всей видимости, имея в виду, что беременность в таком возрасте не могла пройти без определенных эксцессов, которые Росздравнадзор счел нарушением порядков оказания медицинской помощи.

Последовательность аргументации суда вызывает некоторые вопросы, так как при обосновании малозначительности деяния апелляция установила отсутствие одного из эпизодов правонарушения (несоблюдение порядков медпомощи), другой оставила без комментариев (отсутствие медобразования и стажа у руководителя) и лишь по эмбриологам представила более-менее мотивированную позицию в пользу малозначительности выявленного нарушения, т. е. отсутствия существенной угрозы охраняемым общественным отношениям.

Четыре инстанции – два мнения

В свою очередь Арбитражный суд Северо-Западного округа, рассмотревший кассационную жалобу Росздравнадзора, не согласился с выводами апелляционной инстанции, сделав основной акцент на нарушении порядков оказания медпомощи.

При этом кассационный суд, надо сказать, справедливо посчитал, что данные нарушения могли быть установлены Росздравнадзором в рамках его полномочий по государственному контролю качества и безопасности медицинской деятельности, а полноценная судебно-медицинская экспертиза по правилам гражданского судопроизводства не требовалась.

Успешное окончание беременности, которое было принято во внимание в апелляционной инстанции, кассационный суд посчитал слабым доводом, поскольку это не отменяет факта допущенных нарушений порядков оказания медпомощи, а возраст пациентки, на который сослалась апелляция, наоборот стал фактором дополнительного внимания к качеству медуслуг.

В результате Арбитражный суд Северо-Западного округа выразил полную солидарность с решением суда первой инстанции, которое оставил в силе, дословно процитировав его выводы об угрозе жизни и здоровью пациентов, исходящей от эмбриологов без профессиональной переподготовки и руководителя без медобразования и специального врачебного стажа работы. Решение апелляционной инстанции было отменено.

Последней попыткой клиники отыграться стало обращение с кассационной жалобой в Верховный Суд РФ. Однако медорганизации было отказано в передаче жалобы на рассмотрение по существу, поскольку оснований для пересмотра дела судья не усмотрел.

Что делать?

Сложившаяся судебная практика по определенным категориям дел нередко становится препятствием к справедливому разрешению спорной ситуации. Порой стороны буквально до упора пытаются изменить статус-кво путем обращения в вышестоящие инстанции.

Но как показывает данный случай, благосклонность одного из судов может быть нивелирована коллегами «выше», а проигравшая сторона останется при том же «разбитом корыте», да только с новыми судебными расходами.

Однако шансы добиться успеха на беспощадном ристалище судебной системы выше при сопровождении дела профильными юристами. Команда нашей компании осуществляет судебное представительство во всех инстанциях по спорам, возникающим в связи с оказанием медицинских услуг. Подробнее об этом на новом интерактивном сайте компании.

Вам также будет интересно
Самая широкая база знаний по медицинскому праву.
Еще более 1750 статей.