logo
 
logo
03 ноября 2020

Вмешательство ЕСПЧ в оказание медицинской помощи в России

logo
Автор:
  • 511
  • 0
Вмешательство ЕСПЧ в оказание медицинской помощи в России

Последние годы немало медицинских дел стало доходить до Европейского Суда по правам человека. Случай Алексея Навального привлек широкое внимание общественности, дал повод задуматься о правовой природе обеспечительных мер ЕСПЧ, правовом статусе решений ЕСПЧ в Российской Федерации. Однако случай А. Навального далеко не единственный, вмешательство ЕСПЧ в оказание медицинской помощи в России происходит довольно регулярно. В настоящей статье рассмотрим данную проблематику в контексте ярких медицинских кейсов.

Правовая регламентация предварительных обеспечительных мер

На основании Правила 39 Регламента Европейский Суд по правам человека может указать сторонам на любые обеспечительные меры, которые он сочтет необходимыми в интересах сторон или надлежащего проведения судебного разбирательства. Сделать это Суд может как по просьбе одной из сторон дела или любого другого заинтересованного лица, так и по собственной инициативе.

Обеспечительные меры – это срочные меры, которые в соответствии с устоявшейся практикой Суда применяются только тогда, когда существует реальный риск причинения существенного и непоправимого вреда. Нужно отметить, что ЕСПЧ главным образом обязывает государства принять предварительные обеспечительные меры в порядке Правила 39, однако такие меры также применялись и в отношении отдельных заявителей. Например, в деле «Илашку и другие против Молдовы и России» Суд в соответствии с Правилом 39 призвал одного из заявителей прекратить голодовку.

Обеспечительные меры применяются только в определенных ситуациях. Наиболее типичными являются случаи, когда есть опасения:

  • угрозы жизни (ситуация, подпадающая под действие ст. 2 Конвенции);
  • жестокого обращения, запрещенного ст. 3 Конвенции (запрет пыток и бесчеловечного или унижающего достоинство обращения).

В исключительных случаях обеспечительные меры также могут применяться в отношении определенных запросов, касающихся права на уважение частной и семейной жизни (ст. 8 Конвенции).

Направить запрос о применении обеспечительных мер может как сам заявитель, так и его представитель, которым может быть любое лицо, имеющее доверенность, подписанную заявителем. Если представитель не может представить Суду подписанную доверенность, причины, по которым подпись не может быть получена, должны быть четко указаны в запросе о применении Правила 39 (такой причиной будет являться, например, непредоставление доступа к заключенному заявителю).

Практика демонстрирует, что запросы, которые явно не подпадают под действие Правила 39, не передаются Председателю Палаты для принятия решения и немедленно отклоняются.

Запрос на применение предварительных обеспечительных мер не может существовать автономно. Заявитель должен либо сразу сопроводить запрос полной жалобой на нарушение права, гарантированного Конвенцией, либо направить ее позднее. Но в случае, если полная жалоба не будет представлена, предписанные обеспечительные меры будут отменены. Кроме того, Суд может самостоятельно отменить предварительные меры, если посчитает это необходимым (например, если более не считается, что заявителю грозит причинение неминуемого и непоправимого вреда).

Каждый запрос о принятии обеспечительных мер рассматривается индивидуально и в первоочередном порядке. При этом решения Суда об отказе в применении Правила 39 не подлежат обжалованию.

Подавляющее большинство случаев принятия обеспечительных мер касается дел о депортации и экстрадиции. Иногда Европейский Суд использует Правило 39 и в ситуациях, связанных с оказанием медицинской помощи (преимущественно (но не только лишь) в случаях, когда заявители находятся в местах лишения свободы).

Случай А. Навального

21 августа 2020 г. Европейский Суд по правам человека получил запрос о применении предварительных обеспечительных мер в отношении политического оппозиционного активиста Алексея Навального. Запрос был подан его представителями. Согласно запросу, г-н Навальный находится в коме на искусственной вентиляции легких в больнице города Омска после того, как почувствовал себя плохо во время полета. Представители требовали разрешить транспортировку А. Навального в больницу «Шарите» (Charite) в Берлине для лечения, поскольку в противном случае он подвергается риску для своей жизни или здоровья в нарушение ст. 2 (право на жизнь) Европейской конвенции по правам человека.

В этот же день ЕСЧП удовлетворил запрос, указав властям Российской Федерации принять следующие обеспечительные меры, которые должны быть исполнены незамедлительно (и в любом случае не позднее полудня 22 августа 2020 г.):

  • обеспечить, чтобы члены семьи заявителя получили доступ к его медицинской карте в больнице Омска;
  • допустить к А. Навальному выбранных его семьей врачей, чтобы осмотреть его и сделать вывод, возможна ли транспортировка для дальнейшего лечения в Германии;
  • проинформировать Суд о лечении, которое получает заявитель, если таковое имеется, и о его текущем состоянии.

Кроме того, Европейский Суд запросил у обеих сторон к 14:00 24 августа заключение врачей, обладающих соответствующей экспертизой о возможности транспортировки заявителя в Германию (при необходимости в самолете с медицинским оборудованием). ЕСЧП также потребовал, чтобы сторона государства представила копию медицинской карты заявителя к тому же сроку.

Однако 24 августа Суд принял решение отменить обеспечительные меры в отношении Алексея Навального после того, как он был доставлен рано утром 22 августа на лечение в берлинскую больницу «Шарите», в связи с чем необходимость применения предписанных мер отпала.

«Государство, предоставьте дорогостоящее лекарство!»

В мае 2020 г. Европейский Суд по правам человека впервые призвал Российскую Федерацию обеспечить ребенка со спинальной мышечной атрофией необходимым дорогостоящим лекарством – «Спинразой». Обращение в Страсбург потребовалось в связи с неисполнением Минздравом Ставропольского края решения районного суда о незамедлительном обеспечении ребенка данным препаратом. Правило 39 в отношении детей со СМА продолжает применяться: в августе ЕСПЧ вынес предписание немедленно обеспечить доступ к лечению сестер из Брянска, подростка из Амурской области, в сентябре – девочки из Брянска и подростка из Армавира.

Однако проблема исполнения данных обеспечительных мер состоит в крайне высокой стоимости «Спинразы», а также в некоторых правовых пробелах. Заболевание «спинальная мышечная атрофия» включено в перечень редких (орфанных) заболеваний, размещенный Минздравом РФ на своем официальном сайте. Однако само по себе внесение заболевания в этот перечень никаких позитивных для пациента последствий в плане получения дополнительных льгот и гарантий не несет: источник финансирования лечения этого орфанного заболевания четко не определен.

Чаще всего добиваться получения дорогостоящего препарата родителям детей со СМА приходится через суд, однако и судебные решения в делах об обеспечении «Спинразой» (в большинстве своем «встающие» на сторону пациентов) не всегда помогают решить проблему. Региональные власти нередко игнорируют предписания судов.

Подробнее с данной проблемой можно ознакомиться в статье «Лекарственное обеспечение пациентов со СМА: Спинраза, ЕСПЧ, причина неисполнения судебных решений».

Другие медицинские российские кейсы в ЕСПЧ

В деле «Хлоев против России» обеспечительные меры заключались в необходимости проведения обследования независимыми от пенитенциарной системы медицинскими экспертами с целью выяснения следующих вопросов: во-первых, соответствовало ли лечение, которое заявитель получал в пенитенциарных учреждениях, состоянию его здоровья; во-вторых, совместимы ли с этим состоянием условия, в которых он содержится; в-третьих, требуется ли его помещение в больницу.

Аналогичные по содержания требования были приняты и в деле «Амиров против России».

Предварительные обеспечительные меры заключались и в указании на необходимость немедленно обеспечить заключенному заявителю стационарное лечение в больнице, специализирующейся на лечении СПИДа и сопутствующих заболеваний, а также представить Суду копию его медицинской карты (дело «Алексанян против России»).

В деле «Сенцов против России» Европейский Суд обратил обеспечительные меры одновременно государству и заявителю: властям было предписано обеспечить заключенному режиссеру проведение незамедлительного соответствующего состоянию его здоровья лечения в стационарном медицинском учреждении, а заявителю – прекратить голодовку и принять любое предлагаемое ему для спасения жизни медицинское лечение.

Может ли государство не исполнять обеспечительные меры?

Для ответа на закономерный вопрос, может ли государство вообще проигнорировать предписанные Европейским Судом обеспечительные меры, необходимо рассмотреть правовые последствия принятия таких мер. Многочисленная судебная практика демонстрирует, что несмотря на то, что предварительные меры предусмотрены не самой Европейской конвенцией по правам человека, а Регламентом Суда, для стран-участниц Совета Европы их исполнение является обязательным. Невыполнение обеспечительных мер государством влечет выводы о нарушении им своих обязательств по ст. 34 (см., в частности, решение ЕСПЧ по делу «Маматкулов и Аскаров против Турции»). Положения данной статьи требуют, чтобы государства никоим образом не препятствовали эффективному осуществлению права заявителя на доступ к Суду.

В 2014 г. по причине частых случаев нарушения рядом стран обеспечительных мер Парламентская ассамблея Совета Европы (консультативный орган Совета Европы) приняла Резолюцию 1991 под названием «Срочная необходимость противодействовать новым отказам в сотрудничестве с Европейским Судом по правам человека». Необходимо отметить, что резолюции ПАСЕ, в отличие от решений Европейского Суда по правам человека, носят рекомендательный характер, хотя и призваны «направлять» государства в «правовое русло»:

Ассамблея рассматривает любое неуважение к юридически обязывающим мерам, предписанным Судом, таким как обеспечительные меры, как явное пренебрежение европейской системой защиты прав человека.

Соответственно, Ассамблея призывает все страны-участницы Конвенции соблюдать обеспечительные меры и представлять Суду все сведения, которые он запрашивает.

Ассамблея решительно осуждает случаи явного нарушения несколькими странами-участницами Конвенции (Италией, Российской Федерацией, Словакией и Турцией) обеспечительных мер, направленных на защиту заявителей от экстрадиции или депортации в страны, где они могли бы подвергнуться риску применения пыток, а также обеспечительных мер, касающихся военных действий России на территории Грузии.

Таким образом, поскольку Российская Федерация находится в составе Совета Европы, предписанные Европейским Судом обеспечительные меры, являются обязательными для выполнения.

Проверка соблюдения обеспечительных мер является обязанностью Европейского Суда. В свою очередь государство должно убедительно продемонстрировать, что обеспечительные меры были выполнены. В исключительном случае государство может указать, что существовали объективные препятствия, которые помешали исполнению обеспечительных мер (но при этом власти предприняли все разумные меры для устранения этих препятствий).

Полный текст материала доступен только
по подписке
Доступ к платным сервисам kormed.ru
На год без обзора НПА*
2 490 Р
Оформить
На год с обзором НПА*
4 890 Р
Оформить
На месяц без обзора НПА*
990 Р
Пробная подписка
Попробовать
Приобретая подписку к информационным сервисам нашего сайта, вы получаете неограниченный доступ к уникальной базе статей, аналитических заключений и записок, рубрике «вопрос-ответ» и иным сервисам сайта. А также возможность сохранять все необходимые материалы в личном кабинете и использовать иные его функциональные возможности.

* Обзор НПА - это регулярная подборка наиболее важных нормативных документов и судебной практики в сфере здравоохранения

Комментарии0
Есть вопросы? Задайте их юристу!
Вам также будет интересно
9098
0
Комментарии