Оставить отзыв
Юридические услуги в здравоохранении
КОНСУЛЬТАЦИЯ:ЗАЯВКА
+7 495 789 43 38
8 800 77 00 728
Обратный звонок
Войти
31 января 2023

Форс-мажор от Росздравнадзора: как больница судилась с поставщиком из-за просрочки поставки аппаратов ИВЛ

1906

Форс-мажор от Росздравнадзора: как больница судилась с поставщиком из-за просрочки поставки аппаратов ИВЛ

В самый разгар «первой волны» COVID-19 одна из областных больниц столкнулась с несвоевременной поставкой аппаратов искусственной вентиляции легких (ИВЛ). Поставщик обвинил во всем Росздравнадзор. Однако больница все равно решила взыскать неустойку за просрочку поставки. Чем закончился спор – рассказываем далее.

Форс-мажор от Росздравнадзора

В 2020 году областная больница заказала несколько аппаратов ИВЛ марки «Авента-М». Вовремя аппараты ИВЛ поставщик в больницу не доставил. Медлительность поставщика больницу не устроила, и она подала иск о взыскании 2,1 млн рублей неустойки за просрочку поставки с учетом ч. 1 ст. 330 Гражданского кодекса РФ (ГК РФ).

Поставщик в суде отстаивал свою невиновность, указывая, что в период поставки Росздравнадзор издал приказ о приостановке применения аппаратов ИВЛ марки «Авента-М». Данный запрет действовал 2 месяца. Затем Росздравнадзор вовсе аннулировал регистрационное удостоверение на данный аппарат.

Поставщик настаивал, что происходящее – форс-мажор, поэтому срок поставки по договору сдвигался пропорционально времени, в течение которого поставка была невозможна (т. е. на 2 месяца). После устранения всех препятствий поставщик известил больницу о новых сроках поставки и привез аппараты вовремя.

Обстоятельства непреодолимой силы (форс-мажор) – это обстоятельства чрезвычайного и непредотвратимого характера, которые не зависят от воли и действий сторон (п. 1 ч. 1 ст. 202 ГК РФ). Если обязательства по договору не были надлежащим образом исполнены из-за форс-мажора, то сторона договора, допустившая нарушения, освобождается от ответственности (ч. 3 ст. 401 ГК РФ).

Что решили суды

С позицией поставщика суд первой инстанции полностью согласился, отказав больнице во взыскании неустойки. К аналогичным выводам пришла апелляционная инстанция. Однако кассация не согласилась с ними и направила дело на новое рассмотрение.

Поставщика не проверили на добросовестность

Кассационная инстанция обратила внимание на два обстоятельства, которые были упущены нижестоящими судами:

  • запрет Росздравнадзора касался лишь аппаратов, произведенных с 1 апреля 2020 года. Возможность поставки аппаратов более раннего производства судами не была рассмотрена;
  • поставка аппаратов состоялась 22 октября 2020 года, хотя на этот момент регистрационное удостоверение на их производство все еще было аннулировано. При этом суды не выяснили, что в таком случае препятствовало поставке аппаратов в срок.

Предпринимательский риск или непреодолимая сила

Первая инстанция, вновь рассматривая дело, слишком буквально восприняла замечания от коллег сверху и пришла к следующим выводам:

  • отсутствие на рынке аппаратов ИВЛ «Авента-М», произведенных до 1 апреля 2020 года, является предпринимательским риском, который поставщик должен был учитывать, принимая на себя обязанности по договору поставки;
  • поставщик не доказал, что было объективно невозможно поставить аппараты ИВЛ вовремя и что он принял все меры по их поставке в срок.
Арбитражный суд определил предпринимательский риск как «вероятность случайного наступления какого-либо неблагоприятного события при осуществлении предпринимательской деятельности». Следовательно, в данном деле неблагоприятным событием выступило принятие Росздравнадзором того самого приказа о приостановлении эксплуатации аппаратов ИВЛ.

Суд обратил внимание, что поставщик не обращался к заводу, чтобы приобрести другие аппараты ИВЛ, на которые не было запрета, а также не предпринимал попытки купить аппараты у других лиц. Кроме этого, запрет Росздравнадзора на аппараты ИВЛ длился 2 месяца, в то время как срок поставки по договору – 150 календарных дней.

В итоге требования больницы о взыскании неустойки были удовлетворены, хотя размер неустойки был снижен до 1,5 млн рублей согласно ст. 333 ГК РФ. Однако у больницы не получилось отпраздновать победу в споре.

Все смешалось: COVID-19, Росздравнадзор, завод-изготовитель

Второй заход в апелляционную инстанцию закончился победой поставщика, т. е. полным отказом больнице во взыскании неустойки. Апелляция установила, что у завода не было на складе аппаратов ИВЛ. Купить аппараты у других компаний также не представлялось возможным, поскольку бушевала пандемия COVID-19 и был высокий спрос.

В итоге суд решил: меры Росздравнадзора – это форс-мажор, и вины поставщика в этом нет. Поэтому 2 месяца поставщик объективно не мог поставить аппараты, а затем исполнил все свои обязанности с учетом продления срока на данный период.

Разграничить на практике предпринимательский риск и форс-мажор весьма затруднительно. Порой в однотипных делах суды по-разному трактуют идентичные события, которые обрушились на участников сделки. Так, в деле о взыскании неустойки за несвоевременную поставку местному Минздраву все тех же аппаратов ИВЛ «Авента-М» запрет Росздравнадзора суды трех инстанций квалифицировали как предпринимательский риск (дело №А63-15680/2020).

Никогда не поздно обратиться к юристам

Не исключено, что дело во второй раз окажется в кассации и суду вновь придется делать выбор между предпринимательским риском и форс-мажором. Как показывает данный пример, четко аргументированная позиция и верные доказательства по делу могут изменить решение суда.

«Факультет медицинского права» всегда готов представлять ваши интересы в арбитражных судах любой инстанции. Мы приложим все усилия, чтобы найти самые неопровержимые доказательства и железные аргументы для вашей победы. Не затягивайте и обращайтесь за юридической помощью как можно раньше. Порой досадные упущения в первой инстанции исправить практически невозможно, хотя потенциально все шансы на победу есть.
telegram kormed
Вам также будет интересно
Самая широкая база знаний по медицинскому праву.
Еще более 1750 статей.