logo
 
logo
03 ноября 2020

Отцы и дети, дефлорация и новый порядок получения информации о состоянии здоровья

logo
Автор:
  • 4676
  • 0
Отцы и дети, дефлорация и новый порядок получения информации о состоянии здоровья
Данная статья опубликована в блоге Полины Габай на сайте «Эхо Москвы»

С августа 2020 года информация о состоянии здоровья несовершеннолетних достигших 15 лет стала доступна их законным представителям. Чаще всего это родители подростков, желающие знать, что происходит с их чадом, у кого оно лечится и самое главное от чего.

До внесения указанных изменений в Федеральный закон от 21.11.2011 № 323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации», информация о состоянии здоровья подростка являлась сугубо его личной врачебной тайной и могла предоставляться родителям только с его письменного согласия. Это впрямую коррелировалось с правом данной группы пациентов самостоятельно без участия взрослых принимать решения о медицинских вмешательствах (по общей норме согласия и отказы от медицинских манипуляций даются с 15 лет).

Такое положение дел вполне справедливо возмущало родителей, желающих знать и контролировать сферу здоровья своих несовершеннолетних детей, ведь статья 63 Семейного кодекса РФ предписывает родителям заботу о здоровье, физическом, психическом, духовном и нравственном развитии их детей. Более того, ответственностью за воспитание и развитие своих детей несут именно родители. А как можно заботиться и нести ответственность, когда ты вообще не в курсе происходящего?

Законодатель послушал, подумал и внес изменения в статью 22 ФЗ № 323, допустив родителей до информации о здоровье их детей вплоть до достижения последними совершеннолетия. Такая поправка была воспринята положительно (я про родителей), но повлекла за собой две проблемы:

  • Первая – пошла волна запросов относительно девственности дочерей. Встал вопрос: обязаны ли клиники предоставлять такую информацию?
  • Вторая – что делать родителям с новым знанием, появилось ли у них право участвовать в принятии медицинских решений?

Сперва о дефлорации

Родители хоть и получили новые информационные возможности, но они строго ограничены «информацией о состоянии здоровья». Врачебная тайна более широкая категория и полного доступа к ней родители так и не получили. Помимо информации о состоянии здоровья (сведения о результатах медицинских обследований, наличии заболеваний, об установленном диагнозе, методах оказания медицинской помощи и т.д.) к врачебной тайне относится факт обращения гражданина за оказанием медицинской помощи, а также любые иные сведения, полученные при медицинском обследовании и лечении. То есть, запрос родителя в клинику на предмет «лечился — не лечился, был – не был» может и должен быть оставлен клиникой без ответа, то есть ответа по существу. Собственно как и вопрос про девственность, так как данное состояние не охватывается категорией «информация о состоянии здоровья», несмотря на то, что сведения о половой жизни нередко фиксируются врачом в ходе сбора анамнеза.

Ведь под здоровьем понимается состояние физического, психического и социального благополучия человека, при котором отсутствуют заболевания, а также расстройства функций органов и систем организма (ст. 2 ФЗ № 323). Иначе говоря, нездоровье – это наличие заболеваний или состояний, требующих оказания медицинской помощи. Ни девственность, ни дефлорация не поименованы в международной классификации болезней (МКБ-10) и явно не требуют помощи, по крайней мере, медицинской.

Более того, порядок оказания медпомощи по профилю «акушерство и гинекология» не предусматривает проведения врачом каких-либо манипуляций, позволяющих установить наличие или отсутствие у пациентки девственности. Это прерогатива судебно-медицинской экспертизы, которая обычно проводится в связи с уголовным делопроизводством по делам о преступлениях против половой неприкосновенности (например, изнасилование, насильственные действия сексуального характера). Но это уже совсем другая тема, равно как и традиции некоторых стран и даже некоторых наших республик, предполагающие обязательную проверку девственности невесты до свадьбы. И не нужны тут законы, и малоинтересно мнение ВОЗ, полагающего, что подобные манипуляции недостоверны, не имеют научной ценности, нарушают права человека и влекут последствия, наносящие ущерб физическому, психологическому и социальному благополучию девушки.

Знание умножает скорбь

Касательно второго вопроса и права родителей вмешиваться в медицинскую жизнь детей. После внесения поправок сложилась казусная ситуация. Родители получили доступ к информации, а механизма влияния на решения детей у них как не было, так и нет. Точнее они могут прибегнуть к уговорам, увещеваниям, угрозе, шантажу и т.д, но заставить ребенка лечиться, например, от инфекции или сделать необходимую операцию они не могут, равно как и не могут обязать врача учитывать их мнение.

По неофициальным сведениям клиники, начиная с августа месяца, получили множество запросов от родителей в порядке нового положения. В первую очередь шквал заявлений обрушился на районные поликлиники, так как информации о посещении иных медцентров у родителей обычно нет, а поликлиника как само собой разумеющееся. Полагаю, что новая вводная «бесплатно vs конфиденциально» отобьет у части подростков охоту посещать такие «ненадежные» учреждения. Вот только вопрос: хватит ли у них денег на коммерческие клиники, какими путями будут изыскиваться эти средства, дойдут ли они до врача и получат ли необходимую медицинскую помощь?

Отцы и дети

Конечно же, дилемма не затронет славных детишек, спокойно делящих с родителями все свои радости и печали, притом нередко и после совершеннолетия. Но такая идиллия скорее исключение и обсуждаемые поправки в закон тому наглядное доказательство. Многие современные подростки не стремятся погружать родителей в свои здоровые или не очень здоровые дела, а уж тем более не горят желанием принимать совместные решения. Но новое информационное право родителей не дало последним фактического рычага управления. Полученная вопреки воле детей информация лишь подсветила внутрисемейный разрыв и дискредитацию доверия. Но сигнал тревоги тоже результат, поэтому в какой-то мере баланс прав и обязанностей родителя, а точнее его потенциальных возможностей достигнут. А остальное за ним: выстроить коммуникацию, подобрать ключ, найти слова или обижаться, злиться, угрожать.

Механизм запроса и получения информации

Напоследок о новых и старых механизмах доступа к информации (доступны всем категориям пациентов и их представителей):

  1. Получение копий медицинских документов и выписок из них. С 5 октября 2020 года действует порядок, утв. Приказом Минздрава России от 31.07.2020 № 789н. Необходима подача соответствующего запроса, срок ожидания до 30 дней (при нахождении в стационаре – 1 день).
  2. Ознакомление с медицинской документацией (в специально отведенной комнате без предоставления копий или выписок из нее). Действует порядок, утв. Приказом Минздрава России от 29.06.2016 № 425н. Необходима подача соответствующего запроса, срок ожидания до 30 дней.
  3. Получение медицинского заключения или справки. Действует порядок, утв. Приказом Минздравсоцразвития России от 02.05.2012 № 441н. Необходима подача соответствующего запроса, срок ожидания от 3 (выдача медицинского заключения) до 10 дней (выдача справки). Заключение о смерти выдается в день обращения.

Отказ клиники в предоставлении информации может повлечь юридическую ответственность, притом как административную (статья 5.39 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях), так теоретически и уголовную (статья 140 Уголовного кодекса Российской Федерации).

Комментарии0
Есть вопросы? Задайте их юристу!
Вам также будет интересно
Комментарии