logo
logo
08 апреля 2016

О роли доказательств в гражданском процессе и немного об ответственности за хранение медицинской документации

logo
  1. О роли доказательств в гражданском процессе и немного об ответственности за хранение медицинской документацииДата и наименование судебного решения: Апелляционное определение Верховного суда Республики Башкортостан от 10 декабря 2015 г. по делу № 33-20531/2015
  2. Стороны: Гражданское дело по иску Ф.Л. к Закрытому акционерному обществу "Косметологическая лечебница" о взыскании компенсации морального вреда. По апелляционной жалобе.
  3. Предмет: Ф.Л., являясь матерью умершей Ф.А., полагая, что ответчиком оказана некачественная медицинская помощь, которая впоследствии привела к смерти Ф.А. Просит взыскать компенсацию морального вреда.
  4. Решение: Судебная Коллегия определила решение Советского районного суда г. Уфы Республики Башкортостан от 22.04.2015, которым в иске отказано, оставить без изменения, апелляционную жалобу – без удовлетворения.
  5. Основание для принятия решения:

    В соответствии со ст. 151 Гражданского кодекса РФ под моральным вредом понимаются нравственные или физические страдания, причиненные действиями (бездействием), посягающими на принадлежащие гражданину от рождения или в силу закона нематериальные блага (жизнь, здоровье, …..), или нарушающими его личные неимущественные права (право на пользование своим именем, право авторства и другие неимущественные права в соответствии с законами об охране прав на результаты интеллектуальной деятельности) либо нарушающими имущественные права гражданина.

    В соответствии с п. 2 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 20.12.1994 № 10 «Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда» (в редакции от 06.02. 2007) моральный вред, в частности, может заключаться в нравственных переживаниях в связи с утратой родственников, …

    Как следует из разъяснений, содержащихся в п. 11 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 26.01.2010 № 1 «О применении судами гражданского законодательства, регулирующего отношения по обязательствам вследствие причинения вреда жизни или здоровью гражданина», по общему правилу, установленному п. п. 1 и 2 ст. 1064 ГК РФ, ответственность за причинение вреда возлагается на лицо, причинившее вред, если оно не докажет отсутствие своей вины.

    Как отмечал Конституционный Суд РФ в Постановлении от 06.11.2014 № 27-П, когда речь идет о смерти человека, не ставится под сомнение реальность страданий членов его семьи.

    Между тем, ответственность за вред (ущерб) наступает в случае лишь наличия причинно-следственной связи между деяниями (действием либо бездействием) работников учреждений здравоохранения, независимо от форм собственности, или частнопрактикующих врачей (специалистов, работников) и наступившими последствиями у пациента.

    В ходе проверки, проведенной Росздравнадзором по Республике Башкортостан, установлено, что Ф.А. страдала хроническим прогрессирующим системным аутоиммунным заболеванием, классически завершающимся на фоне современных возможностей специализированной медицинской помощи неблагоприятным исходом. По медицинской документации, ухудшение состояния Ф.А. наступило именно в мае 2013 года во время ее пребывания на курорте Анапа в период активной инсоляции (16-дата). Именно с этого момента появилась развернутая клиническая картина, заболевание приобрело тяжелое быстропрогрессирующее течение с высокой степенью активности. Спровоцированная агрессивность течения заболевания ускорила формирование полиорганной недостаточности (естественной для системного аутоиммунного заболевания), что и явилось причиной летального исхода.

    Из заключения эксперта органа государственного контроля (надзора) проведенной внеплановой, документарной проверки по жалобе Ф.Л. следует, что фактов ненадлежащего исполнения медицинскими работниками своих профессиональных обязанностей не выявлено.

    Согласно протоколу (карте) патологоанатомического исследования №... от дата Ф.А., причиной смерти является почечно-легочная недостаточность, болезнь приведшая к смерти - гранулематоз Вегенера.

    Судом по делу назначалась посмертная судебно-медицинская экспертиза, которая не была проведена ввиду отсутствия подлинника истории болезни из ГБУЗ РБ КБ №...

    Судом апелляционной инстанции также были приняты меры к истребованию медицинской карты стационарного больного Ф.А. ГБУЗ РБ КБ №... адрес, которая запрашивалась экспертным учреждением для проведения экспертизы, но указанная медицинская карта не была представлена в виду ее отсутствия в ГБУЗ РБ КБ №...

    Поскольку из представленных доказательств следует, что причиной смерти Ф.А. является почечно-легочная недостаточность в результате болезни приведшей к смерти - гранулематоз Вегенера, а доказательства того, что ответчиком была оказана некачественная медицинская помощь, которая могла бы привести к смерти Ф.А., отсутствуют, суд первой инстанции отказал в удовлетворении иска.

    Судебная коллегия согласилась с выводом суда первой инстанции, поскольку доказательств, подтверждающих виновные действия со стороны ответчика и наличие причинно-следственной связи при оказании ответчиком медицинской услуги и наступлением неблагоприятного исхода - гибелью дочери истицы, не имеется, в связи с чем основания для взыскания компенсации морального вреда с ответчика отсутствуют.

Комментарии Факультета Медицинского Права:

В указанной ситуации следует отметить, что достаточно странным, и к тому же вопиющим фактом, является факт отсутствия медицинской карты пациента в медицинской организации, в то время, как она обязана обеспечивать учет и хранение медицинской документации, в том числе бланков строгой отчетности (п. 12 ч. 1 ст. 79 Федеральный закон от 21.11.2011 № 323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в РФ»).

К сожалению, единый нормативно – правовой акт, определяющий порядок хранения медицинской документации в настоящее время отсутствует. Но нормы о порядке хранения медицинской документации содержаться в отдельных приказах по учетным формам.

В настоящий момент медицинская карта стационарного больного оформляется в соответствии с формой 003/у образца 1980 года, установленной Приказом Минздрава СССР от 04.10.1980 № 1030 «Об утверждении форм первичной медицинской документации учреждений здравоохранения» (далее – Приказ № 1030) на специальном унифицированном бланке по форме № 003/у, состоящем из титульного листа (обложки) и вкладных листов.

Необходимо отметить, что Приказ № 1030 был отменен еще 05.10.1988 г. Приказом Минздрава СССР № 750 «О признании утратившими силу нормативных актов Минздрава СССР», однако продолжает носить рекомендательный характер, поскольку письмом Министерства здравоохранения и социального развития РФ от 30.10.2009 № 14-6/242888 было рекомендовано использование форм учетной первичной медицинской документации, утвержденных данным Приказом. Помимо этого, новой формы медицинской карты стационарного больного не утверждено.

В соответствии с Приказом № 1030 карта должна содержать, в частности, следующие данные:

  • дата и время поступления и выписки;
  • паспортно-статистические данные пациента (ФИО, возраст, место жительства, работы и др.);
  • жалобы больного, анамнез болезни и анамнез жизни, данные обследования при поступлении;
  • название лечебного учреждения из которого больной был направлен;
  • диагноз направившего учреждения, диагноз при поступлении, диагноз клинически и время его установления, диагноз заключительный;
  • описание развития болезни, план и результаты дальнейшего обследования, ежедневные наблюдения за больным, лечебные назначения и др.

Общие требования к хранению, комплектованию, учету и использованию архивных документов определены статьями 17-26 Федерального закона от 22.10.2004 № 125-ФЗ «Об архивном деле в Российской Федерации». Общие сроки хранения медицинской документации в архиве регламентированы, в частности, Перечнем типовых документов, образующихся в деятельности госкомитетов, министерств, ведомств и других учреждений, организаций, предприятий, с указанием сроков хранения, утвержденного Главархивом СССР 15.08.1988. Согласно данному документу срок хранения медицинской карты стационарного больного составляет 25 лет.

Стоит отметить, что ст. 13.20 Кодекса РФ об административных правонарушениях от 30.12.2001 № 195-ФЗ (далее КоАП РФ) установлена административная ответственность за нарушение правил хранения, комплектования, учета или использования архивных документов, за исключением случаев, предусмотренных статьей 13.25 КоАП РФ.

Ст. 292.1 УК РФ установлена ответственность за служебный подлог, то есть за внесение должностным лицом в официальные документы заведомо ложных сведений, а равно внесение в указанные документы исправлений, искажающих их действительное содержание, если эти деяния совершены из корыстной или иной личной заинтересованности (при отсутствии признаков преступления, предусмотренного частью первой статьи 292.1 настоящего Кодекса).

Так же привлечение к уголовной ответственности возможно за похищение, уничтожение, повреждение или сокрытие официальных документов, штампов или печатей, совершенные из корыстной или иной личной заинтересованности (ч. 1 ст. 325 УК РФ). Однако, по описанному выше судебному делу проверки наличия фактов, свидетельствующих о намеренном сокрытии истории болезни умершей девочки, не проводилось.

Кроме того, следует отметить, что ст. 303 УК РФ предусмотрена уголовная ответственность за фальсификацию доказательств по гражданскому делу лицом, участвующим в деле, или его представителем.

Будьте в курсе всех новостей.
Подписывайтесь на новости.
Комментарии 0
Самая широкая база знаний по медицинскому праву.
Еще более 1650 статей.
Комментарии