logo
 
logo
14 мая 2019

Медицинские кадры России, НМО и диплом в переходе

logo
Автор:
  • 7319
  • 0
Медицинские кадры России, НМО и диплом в переходе

На днях «МК» осветил очередное дело очередного лжекосметолога Натальи Коростелевой. Чуть ранее в апреле и Первый канал сообщал о возбуждении уголовного дела и в красках рассказывал о десятках женщин, пострадавших от рук данного «косметолога». Но дело это совершенно очередное и вряд ли способно повергнуть в критический шок широкие слои аудитории. Последние годы наша страна стала очевидцем большого числа разнообразных и не менее страшных историй, например: случай с врачом-вампиром Борисом Кондрашиным, дело лжепедиатра Натальи Лаптевой, которая лечила детей «аскорбинкой», дело лженевролога Натальи Патрикеевой из города Набережные Челны, которая проработала более 10 лет с поддельным дипломом.

И так далее и тому подобное. Периодически такие дела просачиваются наружу и, конечно же, активно освещаются в СМИ и интернете. Конечно, без должной проверки информации не все эти новости можно и должно принимать за истину, однако, без сомнения, реальных примеров более чем достаточно. Но очевидно еще и то, что до СМИ доходят единицы дел, в интернет тоже просачиваются осколки, а про опубликованные приговоры суда и говорить не приходится. Предполагаю, что и узнающие истину работодатели не горят желанием предавать такие дела огласке, в том числе из опасения попасть под совместную раздачу или просто навлечь на себя очередную проверку органов надзора, а то и правоохранителей. Они спокойно расстаются с горе-докторами, занося их в лучшем случае в локальный черный список. А иной раз, может, и не расстаются — работает себе нормально, других нет.

Поэтому нет сомнений в том, что в данную минуту очередной «квалифицированный специалист» с поддельным медицинским дипломом (о поддельности которого никто пока не знает и, может быть, не узнает никогда) «лечит» ничего не подозревающего пациента. Однако стоит признать, что по пути наименьшего сопротивления идут не только медики, но и работники иных профессий. Иногда даже милиционеры и чиновники способны настолько презреть рамки закона и общественных устоев, что не гнушаются делать карьеру по поддельным дипломам. Вот и посуди, что хуже: милиционер или врач, работающий без диплома.

Виной всему кроссовки Abidas

Мне представляется, что такие события оголяют вполне естественную и даже логичную проблему нашей страны. Привычка людей к подделкам не может быть точечной, она физически не способна ограничиться маргарином и кроссовками Abidas за 10 долларов. Да и какая, собственно, разница между настоящим дипломом и не очень, главное — дело делать, а это наш человек умеет, как никто другой. И не только умеет, а еще и сам кого угодно чему угодно научит. Поэтому спрос на поддельные документы об образовании есть в любой сфере деятельности: юриспруденция, экономика, журналистика и др. А, как известно, спрос рождает предложение.

Говорят, что лет десять-пятнадцать назад продавцы придерживались негласного правила — не подделывать дипломы врачей и пилотов гражданской авиации. Но верится в это с трудом, вряд ли у таких бизнесменов могли быть подобные моральные скрепы. А если и были, то рухнули под мощным соблазном безграничных интернет-возможностей. Да и дефицит нынче не в моде, поэтому сегодня можно беспрепятственно купить диплом почти любого вуза.

Но самое неприятное — это так называемые проведенные дипломы. В таком случае в учебном заведении будет официальная информация о дипломе, удостоверении, сертификате, будет информация о зачислении лица на обучение, сдаче экзаменов и т. д. Только вот не был там наш студент ни разу, разве что денег занес в начале, да диплом забрал в конце. Конечно, для медицины подобное — настоящая катастрофа. Равно как и реальность, особенно для сферы дополнительного профессионального образования (повышение квалификации и профессиональная переподготовка). Хотя здесь стоит признать и формальность многих циклов ДПО, и их фактическую несостоятельность, ввиду чего врачи предпочитают просто не терять зря время и оформляют такие циклы с опцией «не ходить».

Таких левых и полулевых предложений навалом, что по знакомству, что просто по интернету. Конечно, периодически прокуратура или кто иной устраивает чес на подобного рода интернет-сайты и по решению судов Роскомнадзор блокирует к ним доступ. Стоит ли говорить, что на следующее же утро эти грибы вырастают на соседней интернет-страничке. В итоге все разводят руками, цыкают, охают и ахают, а жизнь продолжает идти своим чередом, то есть десятки предпринимателей продолжают предлагать и успешно продавать дипломы и сертификаты на любой вкус по цене не самой дорогой микроволновки.

Глаза боятся, а руки делают

Глаза боятся, а руки делают, или кто не рискует, тот не пьет шампанского. Наверное, именно такое отношение к делу имеют участники этой купли-продажи. Ведь изготовление, продажа и использование заведомо поддельных документов об образовании являются преступлением, предусмотренным статьей 327 Уголовного кодекса Российской Федерации.

Лица, которые непосредственно подделывают, изготовляют или же сбывают дипломы, подлежат привлечению к уголовной ответственности вне зависимости от того, воспользовался ли ими покупатель в итоге или нет. Достаточно самого факта изготовления диплома без законных оснований. Ответственность за такое изготовление — ограничение свободы на срок до 2 лет, либо принудительные работы на срок до 2 лет, либо арест на срок до 6 месяцев, либо лишение свободы на срок до 2 лет (ч. 1 ст. 327 УК РФ).

Покупатели дипломов могут быть наказаны штрафом в размере до 80 тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до 6 месяцев, либо обязательными работами на срок до 480 часов, либо исправительными работами на срок до 2 лет, либо арестом на срок до 6 месяцев (лишение свободы ч. 3 ст. 327 УК РФ не предусмотрено).

Стоит обратить внимание на то, что преступлением является использование только заведомо поддельных документов, то есть виновность субъекта характеризуется прямым умыслом. Ведь не всегда фальшивые дипломы или сертификаты специалистов осознанно покупаются в переходе или в интернете. Иногда такие документы выдают по итогам настоящего обучения в каких-то неясных институтах и человек ни сном ни духом, что у вуза нет аккредитации или какого там еще обязательного атрибута. Такое использование фактически фальшивых документов об образовании и квалификации не образует состав преступления.

Срок давности по таким преступлениям составляет 2 года, однако не с момента приобретения такого диплома и предъявления его работодателю, как комментируют некоторые юристы, а с момента пресечения или просто окончания работы такого специалиста в соответствующей должности.

За факт представления работодателю подложных документов работник может быть уволен по инициативе работодателя согласно пункту 11 части 1 статьи 81 ТК РФ. Однако факт предъявления поддельного диплома или иного документа об образовании и квалификации будет являться основанием для увольнения только в том случае, если выполняемая работа требует обязательного наличия профессионального образования или такой документ входил в перечень документов, обязательных при трудоустройстве в конкретную организацию (Определение Верховного суда Российской Федерации от 08.02.2013 № 26-КГ12-12).

Квалификационные требования к должностям медицинских работников в большинстве своем предполагают обязательное наличие документов о профессиональном образовании и квалификации, поэтому медицинский работник может быть уволен по данной статье по инициативе работодателя. Будет ли он фактически уволен и по данной ли статье — это уже совсем другой вопрос, но не буду повторяться. Хотя если такие обстоятельства вскрылись в ходе проверки правоохранительных органов или в ходе судебного разбирательства, то тут уж, неверное, дело все-таки закончится п. 11 ч. 1 ст. 81 ТК РФ. А может, и не только: ч. 3 ст. 327 УК РФ также нуждается в периодическом употреблении.

В завершение отмечу, что работа без соответствующих документов об образовании и квалификации может быть квалифицирована следственными органами и как преступление, предусмотренное статьей 238 УК РФ, то есть оказание услуг, не отвечающих критериям безопасности. Поэтому у медицинского работника, работающего по поддельным документам, риски более чем существенные. У продавца, конечно, тоже, но тот продал — и с концами, а врачу по ним работать, надеется и долго еще испытывать судьбу. Авось пронесет.

И куда только глядел работодатель?

Наверное, многие поспешно обвинят работодателей в халатности при приеме таких специалистов на работу. Разве не мог отдел кадров нормально проверить документы условного врача-педиатра? Отвечаю: не-а, не мог. Работодатель в наше время все еще не имеет возможности оперативно в течение нескольких часов или хотя бы дней проверить подлинность документов. Более того, вопрос пока что даже не в оперативности, а в достоверности такой проверки, ведь должных механизмов до сих пор нет. Да и более того, такой обязанности у работодателя пока что тоже нет. Кадровик или иной ответственный работник обязан проверить соответствие документов занимаемой должности, то есть квалификационные требования, а не подлинность документов об образовании и квалификации.

Конечно, любая настороженность хороша и оправданна, тем более что и сама медицинская организация несет ряд юридических рисков вследствие работы таких умельцев. Поэтому в определенных ситуациях (например разные серия и номер диплома и вкладыша к нему, нестыковки между сертификатом специалиста и удостоверением о повышении квалификации и др.) работодатель может предпринять дополнительные меры по проверке документов. Однако справедливости ради стоит сказать, что ни одна из этих мер не дает какой-либо гарантии достоверности такой проверки.

Теоретически подлинность документов об образовании и квалификации можно проверить с помощью Федерального реестра сведений о документах об образовании и (или) о квалификации, документах об обучении (ФРДО) по ссылке. Однако данная попытка, скорее всего, не увенчается успехом, так как работает реестр из рук вон плохо, а предлагаемый классификатор образовательных учреждений, мягко сказать, не полный. Если информация отсутствует, то можно направить запрос по по форме обратной связи на сайте Рособрнадзора. Последний, согласно информации на сайте, обязуется направить соответствующий запрос в организацию, выдавшую диплом, с указанием внести информацию в единую систему. Но главный вопрос: когда это будет исполнено и будет ли вообще? И что делать работодателю все это время?

Наверное, уповать на определение подделки «на глаз» (по визуальным признакам) или направлять официальные запросы в образовательные организации. Однако ждать можно долго, тем более что такой запрос, скорее всего, вернется без ответа по существу, так как разглашение такой конфиденциальной информации без согласия обучающегося законом не допускается. Исключением, пожалуй, являются адвокатские, депутатские запросы, запросы суда, правоохранительных и иных подобных органов. Да и то здесь не без нюансов.

Также работодатель может попросить соискателя предоставить справку из самой образовательной организации или подтвердить документы через портал «Госуслуги». C 2019 года портал «Госуслуги» предлагает платную услугу (2500 р.) по подтверждению документов об образовании и (или) о квалификации, ученой степени или звании. Результатом является апостиль, проставляемый на соответствующих документах. Однако такие просьбы выходят за рамки установленных Трудовым кодексом требований, предъявляемых к соискателю при приеме на работу.

Медицинские кадры России и НМО

Помимо этого, работа ведется и профильным ведомством — Минздравом России, который уже не первый год занимается внедрением Федерального регистра медицинских работников (ФРМР), информация в который заносится непосредственно медицинскими организациями — работодателями. Также предполагается связать регистр с Порталом непрерывного медицинского образования (НМО) Минздрава. Более того, реализация федерального проекта по медицинским кадрам включает в себя интеграцию ФРМР с тем самым рособрнадзоровским ФРДО. Единая информационная система, по словам представителей Минздрава, позволит бороться с появлением в медорганизациях врачей с поддельными дипломами. Все, конечно, замечательно, но ключевой вопрос в том, когда же закончится данная многообещающая интеграция. Ведь на сегодняшний день, несмотря на обязанность даже частных медицинских организаций с 1 января 2019 года предоставлять соответствующие сведения о медицинских работниках в ФРМР (Постановление Правительства РФ № 555 от 05.05.2018 «О единой государственной информационной системе в сфере здравоохранения»), она фактически не исполняется большинством клиник.

Почему, спросите вы. Во-первых, на сегодняшний день процедура интеграции с ЕГИСЗ сопряжена со множеством технических сложностей, требуется первичная чрезвычайно мудреная регистрация самой медицинской организации в Федеральном реестре медицинских организаций (ФРМО). Во-вторых, отсутствие мер ответственности делает положение нормативного акта фактически декларативным. В связи с этим представляется, что поголовный охват медицинских работников ФРМР произойдет не завтра и даже не послезавтра, не говорю уже о планируемой интеграции ФРМР с ФРДО. Но обещанного, как говорится, три года ждут, а может, даже и пять, так как реализация федерального проекта «Медицинские кадры России» в рамках национального проекта «Здравоохранение» запланирована на период до 2024 года включительно.

Однако, учитывая масштабность проекта, а также системные законодательные проблемы, несложно предсказать его временные сдвиги. Тенденция переноса намеченных сроков прослеживается давно, и даже утвержденные приказом Минздрава сроки и этапы внедрения аккредитации медицинских специалистов пододвигаются с завидной регулярностью. К слову, аккредитация и ведение всех этих медицинских реестров и регистров намертво связаны с давно, но пока что безуспешно реализуемой идей НМО. Для несведущих читателей поясню, что модель НМО предполагает повышение квалификации не один раз в пять лет, как это происходит сейчас, а планомерно все пять лет с обязательным ежегодным набором определенного количества образовательных баллов. А аккредитация медицинских специалистов должна со временем вытеснить процедуру сертификации.

Безусловно, идея непрерывности обучения медицинских специалистов здравая и корреспондирует постоянному развитию медицинской науки, но вот только, как это нередко бывает в России, хорошая идея обросла слишком большим количеством подводных пожеланий и никак не укладывается в законодательные рамки. Ажиотаж вокруг модели и портала НМО Минздрава не утихает много лет, а НМО все не укладывается и не укладывается в эти рамки, жмут, зараза. Загвоздка главным образом заключается в том, что достаточный объем обучения предполагалось отдать медицинским профессиональным организациям со всеми их конференциями, съездами и прочими мероприятиями. Все бы хорошо, но вот только без лицензии на образовательную деятельность они не могут участвовать в повышении квалификации или профпереподготовке медицинских кадров. Аккредитация, являясь завершающим этапом допуска после освоения образовательной программы, никак не поддается стыковке с моделью НМО. Равно как она не привязана и к баллам, процедура присвоения и сбора которых до сих пор не урегулирована на нормативном уровне.

Но, несмотря на активные попытки некоторых деятелей вещать с экранов и трибун прямо тому противоположенное, регистрация на портале НМО и сбор баллов остаются делом сугубо добровольным. Однако, как и любое необязательное действие в этом мире, накопление баллов требует ответа на вопрос «Зачем?». Я пока что затрудняюсь дать на него хоть сколько-то вразумительный ответ, кроме того, что кто-то просто очень хочет заработать. Хотя «от греха подальше» в нашей стране тоже работает. Но пока что фактически вся непрерывность медицинского образования сполна компенсируется непрерывностью его законодательного внедрения и палочным режимом подключения медицинских работников государственных учреждений здравоохранения к порталу НМО.

С другой стороны, плохих обучалок Минздрав не посоветует, а учиться — дело полезное, и опять же от греха подальше. А что касается стыковки реестра с регистром и регистра с реестром, аккредитации с НМО и НМО с баллами, не говоря уже об интеграции всего это хозяйства с федеральным реестром документов об образовании, то придется ждать. Притом ждать с замиранием сердца, так как, по всей видимости, грянут большие открытия и немало медицинских голов полетит со своих уже насиженных должностей. Но пока организаторы всех этих благих намерений состыкуют свои пожелания с рамками, перекуют их, в конце концов, дабы не мешали приличным людям, мы еще с вами поработаем, господа. Успеем и полечить, и залечить, и денежек опять же заработать. А может, и дипломчиком настоящим обзаведемся, хотя бы проведем его по-человечески от греха-то подальше. А там уже и за сроками давности затрется, забудется, пока они там все со своими рамками да пожеланиями….. Авось и пронесет.

Полный текст материала доступен только
по подписке
Доступ к платным сервисам kormed.ru
На год без обзора НПА*
2 490 Р
Оформить
На год с обзором НПА*
4 890 Р
Оформить
На месяц без обзора НПА*
990 Р
Пробная подписка
Попробовать
Приобретая подписку к информационным сервисам нашего сайта, вы получаете неограниченный доступ к уникальной базе статей, аналитических заключений и записок, рубрике «вопрос-ответ» и иным сервисам сайта. А также возможность сохранять все необходимые материалы в личном кабинете и использовать иные его функциональные возможности.

* Обзор НПА - это регулярная подборка наиболее важных нормативных документов и судебной практики в сфере здравоохранения

Комментарии0
Есть вопросы? Задайте их юристу!
Вам также будет интересно
7807
0
Претензии и иски пациентов
Виды врачебных ошибок
4824
0
Претензии и иски пациентов
Страхование врачебной ошибки
Комментарии