logo
 
logo
18 июля 2020

Переходит ли ответственность врача-ИП по наследству?

logo
Автор:
  • 537
  • 0
Переходит ли ответственность врача-ИП по наследству?

Как известно, осуществлять медицинскую деятельность может не только юридическое лицо, но и индивидуальный предприниматель (далее – ИП). Конечно, первостепенно – наличие лицензии на осуществление медицинской деятельности. Но в отличие от юридического лица статус ИП тесно связан со статусом физического лица - это и порождает многолетние споры по ряду вопросов.

Один из таких вопросов - кто будет «отвечать» (если будет) за причиненный врачом-ИП вред пациенту, если врача вдруг не станет. Логично, что про административную и уголовную ответственность в таком случае говорить не приходится. Никто не посадит в тюрьму родственников погибшего врача-ИП и не заставит их платить штраф за нарушение лицензионных требований.

Однако в рамках гражданских правоотношений все иначе благодаря институту наследования. За счет того, что наследники получают не только «права и имущество» умершего, но и «обязанности и долги», разрешение подобной ситуации в основном кроется в положениях Гражданского кодекса РФ (далее – ГК РФ), касающихся наследственного права. Но сразу стоит оговориться, что каких-либо специальных норм применительно к ситуации «наследники врача-ИП и пациент» не предусмотрено. В большинстве своем нам придется обращаться к базовым положениям ГК РФ, касающимся наследования, обязательств и прочего, а также к судебной практике.

Коробочка с долгами

В п. 1 ст. 1110 ГК РФ закреплено, что при наследовании имущество умершего (наследство, наследственное имущество) переходит к другим лицам в порядке универсального правопреемства, то есть в неизменном виде как единое целое и в один и тот же момент (если из правил ГК РФ не следует иное).

Согласно статье 1112 ГК РФ в состав наследства входят принадлежавшие наследодателю на день открытия наследства вещи, иное имущество, в том числе имущественные права и обязанности. Как уточняется в п. 14 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29.05.2012 № 9 «О судебной практике по делам о наследовании» (далее – ПП ВС РФ № 9) в состав наследства входит принадлежавшее наследодателю на день открытия наследства имущество, в частности:

  • вещи, включая деньги и ценные бумаги (статья 128 ГК РФ);
  • имущественные права (в том числе права, вытекающие из договоров, заключенных наследодателем, если иное не предусмотрено законом или договором; исключительные права на результаты интеллектуальной деятельности или на средства индивидуализации; права на получение присужденных наследодателю, но не полученных им денежных сумм);
  • имущественные обязанности, в том числе долги* в пределах стоимости перешедшего к наследникам наследственного имущества (пункт 1 статьи 1175 ГК РФ).

*Как разъяснено в п. 58 ПП ВС РФ № 9 под долгами наследодателя, по которым отвечают наследники, следует понимать все имевшиеся у наследодателя к моменту открытия наследства обязательства, не прекращающиеся смертью должника (статья 418 ГК РФ), независимо от наступления срока их исполнения, а равно от времени их выявления и осведомленности о них наследников при принятии наследства. Наследники, принявшие наследство, по долгам наследодателя отвечают солидарно (ст. 1175 ГК РФ). Это означает, что кредитор вправе требовать исполнения как от всех должников совместно, так и от любого из них в отдельности, притом как полностью, так и в части долга (ст. 323 ГК РФ). Однако каждый из наследников отвечает по долгам наследодателя в пределах стоимости перешедшего к нему наследственного имущества.

Статья 1112 ГК РФ также конкретизирует, что не входят в состав наследства права и обязанности, неразрывно связанные с личностью наследодателя, в частности право на алименты, право на возмещение вреда, причиненного жизни или здоровью гражданина, а также права и обязанности, переход которых в порядке наследования не допускается ГК РФ или другими законами. Не входят в состав наследства личные неимущественные права и другие нематериальные блага.

Четкого перечня, какие именно права и обязанности можно считать неразрывно связанными с личностью наследодателя, вы не найдете. Более того, даже в судебной практике нет однозначного подхода к данному вопросу. Например, в п. 15 ПП ВС РФ № 9 было отмечено, что в состав наследства, в частности, не входят: право на алименты и алиментные обязательства, права и обязанности, возникшие из договоров безвозмездного пользования (статья 701 ГК РФ), поручения (пункт 1 статьи 977 ГК РФ), комиссии (часть первая статьи 1002 ГК РФ), агентского договора (статья 1010 ГК РФ). Однако это далеко не весь список.

Далее, прежде чем перейти к теме возмещения вреда пациенту наследниками умершего врача-ИП, рассмотрим несколько важных моментов касательно статуса индивидуального предпринимателя.

Статус ИП не наследуется

Статус индивидуального предпринимателя неразрывно связан с личностью физического лица и отнесен к личным неимущественным правам гражданина, которые в силу упомянутой статьи 1112 ГК РФ наследованию не подлежат. Когда в ходе судебного разбирательства осуществляется процессуальное правопреемство, суды акцентирует внимание на том, что оно совершается в отношении имущественного права, принадлежащего наследодателю, а не права на занятие лицом предпринимательской деятельностью.

Определение Верховного Суда РФ от 17.10.2019 № 309-ЭС19-17715 по делу № А76-25090/2015:

Суд удовлетворил заявление о процессуальном правопреемстве наследника умершего индивидуального предпринимателя. Суд отклонил довод о том, что статус индивидуального предпринимателя не наследуется, разъяснив, что процессуальное правопреемство было осуществлено в отношении имущественного права, принадлежавшего наследодателю, а не права на занятие истцом предпринимательской деятельностью.

Таким образом, сам статус ИП к наследникам не переходит, но это вовсе не означает, что «сгорают» и абсолютно все долги ИП.

Имущество физического лица = имущество ИП

Имущество лица, используемое им в личных целях, не обособлено от имущества, используемого для осуществления предпринимательской деятельности (Определение Конституционного Суда РФ от 15.05.2001 № 88-О). Соответственно, для наследников оно также не «разделяется». То есть наследник может получить как квартиру умершего, так и стоматологическое кресло, в котором пациентам оказывались медицинские услуги.

Возмещение вреда наследниками умершего причинителя вреда

Нередко пациенты обращаются с требованиями о возмещении вреда. И тут важно понимать, что вред не обязательно должен быть причинен именно жизни и здоровью. Довольно часто пациенты требуют возмещения материального ущерба или компенсацию морального вреда, не связанного с причинением вреда жизни и здоровью.

Конечно, все будет зависеть от конкретного случая и нарушенных прав пациента. Все, кому интересно, могут ознакомиться с темой возмещения вреда в разделе «Претензии и иски пациентов» на нашем сайте.

Мы коснемся темы, когда причинитель вреда умирает, не успев выплатить потерпевшему присужденную компенсацию, или же потерпевший может вовсе не успеть обратиться с соответствующим требованием к причинителю вреда либо в суд. Еще раз напомним, что все, о чем будет говориться далее, в равной степени касается случая с возмещением вреда пациенту наследниками врача-ИП.

Как вы уже и сами поняли, вышеупомянутых положений ГК РФ для решения подобной ситуации оказывается недостаточно. Ввиду чего нам приходится обращаться к судебной практике и разъяснениям Верховного суда РФ.

Начнем с Обзора судебной практики ВС РФ, в котором суд рассматривал вопрос наследования и алиментных обязательств. Согласны, что алиментные обязательства не совсем подходят к нашей теме. Однако ввиду того, что они также считаются неразрывно связанными с личностью, вывод ВС РФ (за неимением иного) далее поможет нам разобраться в ситуации с возмещением вреда.

Обзор судебной практики Верховного Суда Российской Федерации № 4 (2019), утв. Президиумом Верховного Суда РФ 25.12.2019:

«Задолженность наследодателя по алиментам и по уплате неустойки, исчисленной на день смерти наследодателя, является имущественной обязанностью, которая переходит к его наследнику, принявшему наследство, в пределах стоимости перешедшего к нему наследственного имущества».

ВС РФ в данном обзоре сделал акцент на том, что действительно права и обязанности не входят в состав наследства, если они неразрывно связаны с личностью наследодателя, а также если их переход в порядке наследования не допускается ГК РФ или другими законами (ст. 418, ч. 2 ст. 1112 ГК РФ). В частности, в состав наследства не входит право на алименты и алиментные обязательства.

Однако в тоже время ВС РФ указал, что денежное обязательство (речь шла о неустойке*), как и задолженность по алиментам, является долгом, не связанным с личностью. А потому обязанность по уплате такого долга переходит к наследнику должника, которую последний, при условии принятия им наследства, обязан погасить в пределах стоимости перешедшего к нему наследственного имущества.

*ВС РФ в данном обзоре также указал на обязанность уплаты наследниками неустойки, исчисленной на день смерти наследодателя, если задолженность по алиментам возникла по вине наследодателя, обязанного уплачивать алименты.

Таким образом, ВС РФ дает нам понять, что если именно к моменту смерти за лицом имелась «задолженность», то наследники обязаны будут ее выплатить. А раз право на алименты и алиментные обязательства являются неразрывно связанным с личностью, то считаем вполне возможным применять данный подход по аналогии к теме возмещения вреда.

Однако не все так просто, ибо данная тема усложняется еще одним нюансом, связанным с установлением при жизни обязанности выплаты возмещения вреда. Так, в 2012 году Верховный суд РФ сделал довольно неоднозначный вывод касательно данного вопроса.

Определение Верховного Суда РФ от 03.02.2012 № 53-В11-19:

В результате ДТП истец получил телесные повреждения и требовал компенсации морального вреда (помимо прочего) с наследников умершего виновника ДТП.

Нижестоящие инстанции удовлетворили требования. Руководствуясь ст. 1112, 1175 ГК РФ, суды исходили из того, что в порядке наследования переходят как права, так и обязанности наследодателя, в связи с чем в случае смерти причинителя морального вреда, не возместившего при жизни такой вред, его имущественная обязанность по выплате денежной компенсации морального вреда переходит к его наследникам в пределах стоимости перешедшего к ним наследственного имущества.

Однако ВС РФ не согласился с подобным подходом, посчитав его ошибочным. Суд указал, что в соответствии с положением п. 1 ст. 418 ГК РФ, обязательство прекращается смертью должника, если исполнение не может быть произведено без личного участия должника, либо обязательство иным образом неразрывно связано с личностью должника. Исполнение обязательства по компенсации причиненного морального вреда может быть исполнено лично должником, т.к. неразрывно связано именно с его личностью. Правопреемство в данном случае действующим законодательством не предусмотрено. По смыслу ст. 1112 ГК РФ в состав наследства не входят обязанности, неразрывно связанные с личностью наследодателя или не подлежащие передаче наследникам в силу закона, в связи с чем, такие обязанности не могут признаваться долгами наследодателя, приходящимися на наследников.

И как раз далее ВС РФ сделал неоднозначный вывод:

Причинитель вреда погиб в момент ДТП. Ответчики (наследники), не причиняли вред истцу. У умершего причинителя вреда при жизни обязанность по выплате истцу денежной компенсации морального вреда не была установлена. Таким образом, решение подлежит отмене, а в требовании истца о взыскании морального вреда с наследников причинителя вреда отказано.

Из подобного подхода ВС РФ мы можем сделать несколько выводов.

Обязанность выплаты должна быть установлена при жизни причинителя вреда

На наш взгляд позиция ВС РФ была недостаточно аргументирована и даже не совсем ясна. ВС РФ лишь указывает на неразрывную связь обязанности с личностью наследодателя, однако никак не раскрывает и не мотивирует свой вывод. Но помним, в нашем первом примере ВС РФ имел иной взгляд касательно прав и обязанностей, неразрывно связанных с личностью наследодателя.

Довод о том, что подобное обязательство может быть исполнено только лично должником, кажется не совсем убедительным. Более того, непосредственно ГК РФ предусматривает возможность возмещения вреда не непосредственно причинителем вреда. Так, согласно статье 1068 ГК РФ, юридическое лицо либо гражданин возмещает вред, причиненный его работником при исполнении трудовых (служебных, должностных) обязанностей. То есть данное положение, хоть и косвенно, но говорит нам о том, что подобная обязанность не так уж неразрывно связана с личностью причинителя вреда, раз за него могут «отвечать» другие.

Но что самое важное - в определении ВС РФ по указанному делу имеется фраза (как раз тот нюанс, о котором мы говорили в начале статьи), которая в настоящее время в основном и ложится в основу судебных решений по аналогичным спорам. А именно ВС РФ отметил, что «при жизни обязанность по выплате истцу денежной компенсации морального вреда не была установлена». Из подобного утверждения мы можем сделать вывод, что если при жизни причинителя вреда обязанность по возмещению все же была установлена (например, судебным решением), то в случае его смерти, обязанность по выплате перейдет к наследникам. Как раз именно подобный подход в последние годы больше всего прослеживается в судебной практике.

Также стоит упомянуть не менее интересную позицию ВС РФ касательно прекращения обязательств. В п. 28 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 17.11.2015 № 50 «О применении судами законодательства при рассмотрении некоторых вопросов, возникающих в ходе исполнительного производства» указано, что имущественные требования и обязанности, неразрывно связанные с личностью гражданина (взыскателя или должника), в силу ст. ст. 383 и 418 ГК РФ прекращаются на будущее время в связи со смертью этого гражданина либо в связи с объявлением его умершим. Если из-за неисполнения имущественных обязанностей, связанных с личностью должника, при его жизни образовалась задолженность, то правопреемство по обязательствам о ее погашении в предусмотренных законом случаях возможно.

Аналогичный подход, только касательно права на получение компенсации морального вреда наследниками потерпевшего, был отражен в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 29.11.2011 № 17 «О практике применения судами норм главы 18 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, регламентирующих реабилитацию в уголовном судопроизводстве». В пункте 24 данного постановления было указано, что право на компенсацию морального вреда в денежном выражении неразрывно связано с личностью реабилитированного, оно в соответствии со статьей 1112 ГК РФ не входит в состав наследства и не может переходить в порядке наследования. Поэтому в случае смерти реабилитированного, до разрешения поданного им в суд иска о компенсации морального вреда, производство по делу подлежит прекращению на основании абзаца седьмого статьи 220 ГПК РФ. Однако присужденная реабилитированному лицу, но не полученная им при жизни денежная компенсация морального вреда входит в состав наследства. Из подобного подхода ВС РФ, хоть и касающегося права на получение компенсации морального вреда, можно также сделать вывод, о котором мы уже говорили выше.

Резюмируя все вышеизложенное, можно сделать вывод, что, если при жизни причинителя вреда обязанность по выплате возмещения потерпевшему была установлена (например, судебным решением), но не выплачена, за умершего данную выплату в пользу потерпевшего осуществят его наследники солидарно в пределах стоимости полученного ими наследства. Чаще всего такой подход можно проследить по делам о компенсации морального вреда (их подавляющее большинство).

Определение Московского городского суда от 23.09.2015 № 4г/8-8560/2015:

Наследодатель был обязан компенсировать потерпевшему моральный вред (но не успел этого сделать). Размер компенсации морального вреда был установлен судом. В связи с чем суд сделал вывод, что если причинитель морального вреда, обязанный компенсировать вред в установленной денежной форме, умер, то его обязанность по выплате денежной компенсации за причиненный моральный вред, как имущественная обязанность, переходит к его наследникам.

Определение Приморского краевого суда от 25.08.2014 по делу № 33-7394:

Поскольку при жизни у причинителя вреда обязанности по выплате потерпевшему денежной компенсации морального вреда не было установлено, суд пришел к выводу, что данная обязанность не входит в состав наследственного имущества и не может переходить по наследству.

Апелляционное определение Омского областного суда от 23.12.2015 по делу № 33-9623/2015:

Норма, позволяющая возложить ответственность за моральный вред, причиненный наследодателем, на наследника, не являющегося причинителем вреда, отсутствует. Указанное обязательство может входить в состав наследства только в том случае, если она была присуждена истцу, а должник умер и не успел ее выплатить.

Исходя из фактических обстоятельств спора следует, что при жизни у причинителя вреда обязанности по выплате истцу денежной компенсации морального вреда не было установлено. Следовательно, поскольку ко дню его смерти денежная сумма компенсации еще не была присуждена к взысканию, то возникшее спорное правоотношение не допускает правопреемства.

Апелляционное определение Воронежского областного суда от 18.01.2018 по делу № 33-509/2018:

Должник, обязанный компенсировать моральный вред потерпевшему, умер. Судебный пристав обратился в суд с просьбой о замене умершего причинителя вреда на его наследника. Суд осуществил замену.

Наследник не согласился с подобным подходом и обратился в суд с жалобой. Суд апелляционной инстанции отказал наследнику в удовлетворении жалобы, отметив, что исполнение обязанности по выплате компенсации морального вреда действительно неразрывно связано с личностью должника, однако в состав наследства данная сумма может входить в том случае, если она была присуждена истцу, а должник умер и не успел ее выплатить.

Определение Девятого кассационного суда общей юрисдикции от 07.11.2019 № 88-65/2019 по делу № 2-80/18:

Пациент обратился в суд с требованиями к больнице о компенсации материального ущерба и морального вреда в результате оказания ответчиком медицинской помощи ненадлежащего качества. Требования были удовлетворены частично. Однако Истец не солгался с таким решением. Истцом 8 октября 2019 года была подана кассационная жалоба. А 14 октября 2019 года истца не стало.

Рассматривая жалобу, суд кассационной инстанции отметил следующее: в соответствии с абзацем 7 статьи 220 ГПК РФ суд прекращает производство по делу в случае, если после смерти гражданина, являвшегося одной из сторон по делу, спорное правоотношение не допускает правопреемство. Оснований для прекращения производства по делу, так же как и оснований для прекращения производства по кассационной жалобе не имеется.

Данный спор связан с требованиями о присуждении сумм в возмещение вреда, причиненного жизни и здоровью, которые в силу части 2 статьи 1112 ГК РФ не переходят к наследникам. Однако с момента вступления в силу судебного постановления о присуждении указанных денежных сумм право на их получение является имущественным и входит в состав наследства, в силу чего допускается правопреемство и при рассмотрении дела в кассационном порядке.

В завершение

Встречается и вовсе отрицательная судебная практика. На наш взгляд, подобное разночтение, в частности, базируется на подходе к пониманию «прав и обязанностей, неразрывно связанных с личностью», о которых говорит статья 1112 ГК РФ. Постараемся объяснить на примере алиментов, о которых мы говорили в самом начале.

Действительно, передать наследнику право получать еще пару-тройку лет алименты вместо умершего наследодателя нельзя, т.к. само по себе право на алименты принадлежит конкретному лицу. Однако совсем иное – это получение тех суммы алиментов, которые умерший должен был получить еще при жизни, но не получил по каким-то обстоятельствам (например, по причине уклонения плательщика алиментов от их уплаты). И случай, когда наследники приобретают возможность получить за наследодателя неполученные им при жизни (но до момента смерти!) суммы, не может являться абсолютным и равноценным эквивалентом приобретения «права на алименты».

Аналогично это касается и обязанности. В данном случае также можно говорить о том, что обязательства по выплате алиментов при жизни должника сохраняются, а вот с момента, когда должник умер – прекращаются. То есть сама по себе обязанность платить алименты прекращается со дня смерти. Но это не значит, что до момента смерти все имеющиеся долги по выплате алиментов «сгорают».

Таким вот неоднозначным получается подход к данному вопросу в судебной практике. К сожалению или к счастью, найти практику именно с участием наследников умершего врача-ИП нам не удалось. Возможно, ее и просто-напросто нет. В завершение стоит отметить, что в данной статье нами рассмотрена лишь малая часть нюансов, связанных с темой наследования, когда наследодателем выступает лицо со статусом индивидуального предпринимателя. Тем, для их будущего анализа, множество: от порядка выплаты зарплаты сотрудникам (если ИП выступал работодателем), уплаты налогов, сборов и взносов, до договорных отношений с контрагентами (аренда, поставка, оказание услуг и т.д.).

Полный текст материала доступен только
по подписке
Доступ к платным сервисам kormed.ru
На год без обзора НПА*
2 490 Р
Оформить
На год с обзором НПА*
4 890 Р
Оформить
На месяц без обзора НПА*
990 Р
Пробная подписка
Попробовать
Приобретая подписку к информационным сервисам нашего сайта, вы получаете неограниченный доступ к уникальной базе статей, аналитических заключений и записок, рубрике «вопрос-ответ» и иным сервисам сайта. А также возможность сохранять все необходимые материалы в личном кабинете и использовать иные его функциональные возможности.

* Обзор НПА - это регулярная подборка наиболее важных нормативных документов и судебной практики в сфере здравоохранения

Комментарии0
Есть вопросы? Задайте их юристу!
Вам также будет интересно
8931
0
Комментарии